Дилеммы диагностической расплывчатости

Попытка найти выход из этой впер­вые среди немецкоязычных психиатров предпринял К. Schneider, объединив опреде­ленные анормальные типы переживаний и анормальные симптомы их выражения. При этом отдельным симптомам в процессе диагностики придавалась различная сте­пень значимости (табл. 5). К. Шнайдер различал среди патологических переживаний симптомы первого и второго ранга и предложил считать диагноз шизофрении пра­вильно установленным только тогда, когда симптомы первого ранга представлены бесспорно, а наличие иных соматических (органических) заболеваний (опухоль мозга, эпилепсия, энцефалит, интоксикация, наркомания или иное органическое це­ребральное заболевание) не может быть доказано. Такое требование высказывалось им потому, что все симптомы первого ранга могут встречаться и в рамках психозов органического происхождения. Ввсего, они встречаются не на всех стадиях заболевания. Болез­ненные симптомы могут время от времени отступать на задний план или даже полно­стью исчезать на какое-то время. Но это отнюдь не должно подвергать сомнению выставленный ранее диагноз шизофрении.

В этих случаях подтверждение наличия так называемых симптомов второго ранга в их связи с течением заболевания и определенными симптомами, к которым относят­ся формальные нарушения мышления, кататонические симптомы, а также аффек­тивные расстройства и трудности контактирования, позволяют, в конечном счете, сделать «правильный» диагностический вывод даже тогда, когда мы продолжаем про­двигаться в зоне диагностической расплывчатости, о которой упоминали выше.

Добавить комментарий